*

Вынужденный разговор

Произошло событие, значимость которого перешагнула границы не только ближнего, но и дальнего зарубежья!
Эффективный и успешный президент республики Татарстан Минтимер Шаймиев передал сложнейшую систему управления своему ученику и единомышленнику Рустаму Минниханову.

Многие внимательно и напряженно следили за этим событием. Не отношу себя к избыточно сентиментальным, да и работенка моя не очень корреспондируется с этим качеством, а вот почувствовал некоторую влажность на щеке. О своем отношении к правительству писал и ранее, слыша неизменное обвинение в заискивании и лизоблюдстве во имя карьеры. Мой возраст исключает хлопоты о карьере. Не карьерное устремление формировало мое отношение к правительству Татарстана, а мое общение с татарами и русскими (слово «русский» можно заменить словом «русскоязычный») на протяжении моей жизни.

Татарстан, безусловно, на подъеме, и в этом очевидны заслуги правительства. Длительное совместное проживание русских и татар имеет, несомненно, позитивный результат, основанный на близости христианской и мусульманской религий, биологическом взаимопроникновении, культурном и производственном взаимообогащении.
Я выделяю характерную черту, свойственную татарам – это личная персональная ответственность за события, которые могут быть различными по масштабу – от выпаса гусей до руководства предприятием. Близость русских и татар очевидна, и этот феномен интересует не только Хиллари Клинтон.
Хорошо, успокоительно, что «бабай» с нами (слово «бабай» произносится многими жителями Татарстана с чрезвычайным уважением). Безусловно, важным является желание М.Ш. Шаймиева курировать возрождение Булгар и Свияжска.

Наиболее значимым событием в моей жизни считаю возвращение имени моего отца, профессора Агафонова Андрея Федоровича, вновь построенной инфекционной клинической больнице на проспекте Победы. Ходатайствовали об этом 19 профессоров, в основном этнические татары, среди которых были и мои ученики. Ходатайство было поддержано президентом и утверждено премьер-министром Миннихановым.
Передачи верховной власти республики широко освещалась на страницах газеты «Звезда Поволжья».
Как же реагировали на это событие борцы за освобождение татарского народа из рабства!? Да никак не реагировали! Эти события, по-видимому, не затрагивают их меркантильных интересов.

Но на страницах газеты «ЗП» N3 2010 года опубликованы статьи Р. Зарипова «Если такая, то премию Тукая» и Г. Фахрутдинова «Смягчающие обстоятельства». Статьи схожи по качеству изложения и неприязни к России. Несмотря на различие профессий авторов. Р. Зарипов – литератор из Шемордан, Г. Фахрутдинов – ветеринар из Б. Сабов. Волна эмоций у разных авторов возникла на мою статью в «ЗП» N1 2010 г. «Оставим неприязнь в ушедшем году».
Вынужден ответить борцам за свободу татарского народа.
Статья Р. Зарипова небольшая. По-видимому, краткость текста не позволила автору сформулировать переполнявшие его мысли. «…Если отбросить страхи (Зарипов опасается провокации редактора), не выманивает ли он змею из пещеры, чтобы потом привести их к единому знаменателю, то бишь к ногтю. Редактор Ахметов создал своеобразный «корэш», то бишь интеллектуальное состязание, ипостась Сабантуя там, где никто до него не додумался».

Преодолев словесные дебри литератора Зарипова, могу сообщить: публикации, отражающие противоположное мнение, использовались издавна, и этим умело пользуется незаурядный журналист Р. Ахметов. Успех газеты в хорошей журналистике и эрудиции редактора. Вчитайтесь в статьи самого Р. Ахметова, и успех его газеты станет вполне объясним и закономерен.
Не уверен, что господа Зарипов и Фахрутдинов знали что-либо о замечательном поэте Капранове и других поэтах, полузабытые голоса которых прозвучали на страницах газеты «ЗП».
Не все меня устраивает в публикациях Р. Ахметова, но мои критические высказывания он не вычеркивает из публикуемых статей. Описания Р. Ахметова, кто и как взглянул, по чину ли занял место за столом, считаю излишними. Зорок, наблюдателен Ахметов, но стоит ли писать об этих подробностях. Можно заметить и сепаратистские тенденции Р. Ахметова, не лучше ли их оставить мадам Байрамовой или татарскому правительству в изгнании? Это мое мнение, на его безупречности не настаиваю.

Ваши позиции, господа литератор и ветеринар, деструктивны. В статьях Р. Зарипова отчетлива неприязнь к России, и он присвоил себе незаслуженное право поучать! «…А. Агафонов сразу же выдал хохму, этот господин как всегда развлекал от имени русских и России. Агафонов, смею полагать, жестко заявляет свои права на Арктику «то бишь» (абзац не комментирую. – А.А.)…»
И все-таки Р. Зарипов приходит к выводу в своих предыдущих публикациях: «А драчку профессор-доцент пора прекратить ввиду явного преимущества (не будем уточнять какого) Агафонова и его единомышленников».
Сообразительность и объективность Р. Зарипова не самые сильные его качества. «ЗП» N3 «Ударение»: «…не буду называть имен и фамилий (речь идет о татарских писателях. — А.А.), так как мне за них стыдно, но многие, среди них есть даже именитые, в своих размышлениях, выражая негодование по тому или иному факту ущемления национальных интересов, вместо того чтобы назвать виновное конкретное должностное лицо, в силу своей трусливости валят все на татарский народ, обвиняя его априори в продажности… (Смельчак Зарипов имен не упоминает, а коллег-писателей обвиняет в трусости. — (А.А.)) очень может быть, что отношение к собственному народу возникает из-за низкого происхождения авторов, таких в татарском народе называют «этрэк-алямы, то бишь те, у которых знамя – портянка».

Соощаю Р. Зарипову, низким происхождением по Рустему Зарипову наделен известный писатель Рафаэль Мустафин, а у гениального дирижера Фуата Мансурова отец – чернорабочий, а мама – портниха в костюмерной театра. У М. Шаймиева дедушка — раскулаченный труженик-крестьянин, отец — председатель колхоза. Список можно значительно продолжить! Не всякий народ может предъявить таких «этрэк-алямов».
Очевидно, собственная родня у Зарипова-литератора покруче!
Следует пренебрежительно-поучительный наказ ветеринара из Б. Сабов Г. Фахрутдинова: «…Публичная порка Р. Мухаметдинова не пошла ему впрок, не прошла бесследно, так что кажется, все же есть у него (по-видимому, у Агафонова. — А.А.) некоторое смягчающее обстоятельство».
Разобравшись в уникальной словесности Г. Фахрутдинова, могу добавить, Р. Мухаметдинов подверг меня не только публичной, но и интернациональной порке, так как к числу порющих татар был прибавлен еврей, упрекнувший меня в антисемитизме.

Далее уважаемый ветеринар упрекает меня в сладких речах в адрес министра культуры З. Валеевой, замужней женщины, что недопустимо по шариату и православной морали: «…Пресмыкание перед властью, его приторное заискивание перед министром культуры, в самом деле красивой женщины ( признает все-таки красоту Зили Рахимьяновны, забыв о шариате. – А.А). Все можно отнести к издержкам от раболепства. Еще он прогибается в три погибели, то и дело тарахтит, вознося руководителей Республики Татарстан за прагматичность».
Далее ветеринар цитирует длительное и невразумительное определение прагматичности (Ожегов «Словарь русского языка»).
Позволю углубить сведение Г. Фахрутдинова о прагматизме.
Толковый словарь, 1882 год, Даль:
«Прагматический – (греч.) на деле основанный и прямо к делу применяемый».
Большой словарь иностранных слов, 2007 год:
«Прагматизм – следование соображениям пользы, выгоды в любом деле».
Ветеринар продолжает: «…Выходит, что профессор с умыслом или сам того не понимая, то и дело унижает руководителей РТ».

Далее Фахрутдинов изъясняется в стиле «нарочно не придумаешь»: «А вот как оценить его излияния, скажем, с точки зрения бытовой морали (бытовая мораль, нечто новое. – А.А.), где он ради возвышения одной другой даме, также замужней женщине, матери, моей землячке, наносит оскорбления. И наносит в тот момент, когда она находится под следствием… И это выглядит не очень галантно, если сказать очень мягко (очевидно, речь идет о Ф. Байрамовой. – А.А.).
Далее витиеватый намек на высказывание Ленина, которое следует применить к Агафонову, об интеллигенции, выдворяемой из России без права возвращения. Ленин назвал высылаемых ученых, философов, деятелей культуры говном. Впоследствии этот пароход назовут кораблем мудрости, правды и утраченной свободы.
Не обошлось и без зоопсихологии: «…А еще болтает Агафонов о какой-то зоологической ненависти. Я по профессии врач, и мне неизвестно, что такое зоологическая ненависть. Скажем, волк к барану, лиса к курице ненависти не испытывают. Исцели себя сам, господин профессор, вот что тут можно сказать…»
Что такое зоологическая ненависть, Г. Фахрутдинов не знает, но это не исключает ее существование, чему сам ветеринар является достойным примером. Сообщение о баране можно дополнить отношением барана к новым воротам, мартышки к очкам, а услужливого дурака-медведя к поводырю. Еще у Крылова: «…Проказница мартышка, осел, козел и косолапый мишка затеяли сыграть квартет…» Выбрать свои прототипы предоставляется вам, господа.

Литературные излияния, перед которыми бессилен даже опытный корректор, и их позиции явились причиной моего разговора с литератором из Шемордан Р. Зариповым.

Адрес Зарипова выяснил в Союзе писателей РТ, в котором он состоит.
- Здравствуйте, Рустем, вас беспокоит Агафонов из Казани, позвольте поговорить с вами, задать несколько вопросов.
- Буду рад ответить на ваши вопросы, — звучит приятный баритон.
- Полагаю, в вашей родне много знатных людей, если возможно, назовите их имена.
- Безусловно, назову. Дедушка дяди был советником губернатора.
- Какого именно?
- Этого я не знаю. В книге Марджани записано, дедушка был муллой. Мухамед Магдеев — писатель, двоюродный брат матери.
- Действительно, у вас знаменитая родня.
- Возможно ли простолюдинам достигнуть видного положения в обществе?
- Простолюдины тоже могут, безусловно.
- Стоит ли осуждать видных писателей в трусости, подчеркивая, что их знамя – портянка?
- Но это условно.
- Вы сравниваете Россию с осьминогом, людоедом, убийцей. Это свидетельство вашей неприязни к России!
- Я Россию очень люблю и русских очень люблю, особенно люблю русскую литературу, классическую.
- Вы цитируете Достоевского: «Где пьяный мерзавец бьет колом по голове обессилевшую лошадь». Упавшая лошадь — это Татарстан по-вашему?
- Я очень люблю Булгакова и знаю его наизусть.
- У вас великолепная память, но откуда такая неприязнь к России, к русским?
- А вы читали учебник истории для 6-го класса, где всячески унижают татар?
- Не читал, но слышал об этом учебнике, совершенно согласен с вами. Но достаточный ли это повод для вашей неприязни к России? Не следует ли ваши литературные дарования и знание художественной литературы направлять на совершенствование отношения между Россией и Татарстаном? Татарстан на подъеме, да и Россия развалиться на части не собирается.
- Мы должны дружить!- говорит мне Р. Зарипов.
- Очень рад вашему несколько неожиданному призыву. Я всемерно поддерживаю ваше стремление к дружбе, которое полностью разделяю. До свидания, извините за беспокойство.
- Какое беспокойство, звоните если что.

(Запись сделана в процессе нашего разговора с Зариповым.)
Оценка моей статьи принадлежит вам, уважаемый читатель!

А. АГАФОНОВ, профессор.


Заберите себе:

в Twitter в Facebook ВКонтакт В Google Buzz в ЖЖ В Мой Мир в Я.ру

Читайте также:

Прокомментируйте

C правилами комментирования соглашаюсь.