*

Государствообразующие народы

Л.Ф. БОЛТЕНКОВА

19 — 20 января 1998 года в Москве под эгидой Совета Федерации состоялась Первая Всероссийская научно-практическая конференция «Проблемы и перспективы развития российского федерализма», естественно, что представители Татарстана приняли активное участие в ней. Двое из них, Хакимов и Ягудин, выступили в секциях, а первый к тому же был включен в редакционную коллегию по доработке рекомендаций конференции. Хакимов выступил на секции «Этнополитический фактор в развитии российского федерализма». Приведу фрагмент его выступления и прокомментирую. «Этнополитический аспект федеративного устройства, пожалуй, один из самых болезненных и взрывоопасных. Если мы посмотрим, как складываются конфликтные ситуации в мире, этнический фактор всегда бывает очень щепетильным и часто он заканчивается просто военными конфликтами. Потому мне кажутся странными такие фразы, как: наметился приоритет этнополитических интересов по отношению к общенациональным и общегосударственным интересам.

Во-первых, в Конституции Российской Федерации записано, что она провозглашалась от имени многонационального народа России. Я думаю, что недостаток не в том, что существует этот тезис, а недостаток в том, что не реализуется этот тезис. Если мы посмотрим природу России, что это такое Россия и как надо ее обустраивать, то помимо регионов, еще не устоявшихся и не ставших еще до конца субъектами исторического процесса, еще только становящихся, есть народы, которые уже как субъекты истории состоялись, причем состоялись давно. Это не просто народы, но это коренные народы, стало быть, государствообразующие народы, потому что этим народам больше негде жить, они живут на своей территории. Живут тысячи лет. Они субъекты истории. Если есть народ, он народ независимо от численности. И нужно считаться именно с этим.
Поэтому, я думаю, что интересы России — это и есть интересы регионов и народов. Вне этого нет других интересов. Все остальное от лукавого или от Садового кольца, или от нескольких финансовых банков, которые заинтересованы сохранить ситуацию контроля над сырьевыми источниками и приватизацией. А так, Россия — это и есть Татарстан. А как же иначе? И другого подхода не может быть…

Про договорный процесс говорят: «Да, это плохо, это ведет к конфедерации». Я понимаю, когда про конфедерацию говорят ученые, они не всегда с политикой связаны, но когда говорят политики, мне это непонятно. Я сам — реально действующий политик, я с утра прихожу и работаю как советник по политическим вопросам. Что значит, Татарстан пойдет по конфедеративному пути? Это вещь совершенно немыслимая. Это нам нужно изменить Декларацию, Конституцию, все договора, все законы, которые мы принимали с 1990 года. Ну как это можно осуществить? Я совершенно не представляю, если бы даже я захотел. Я не знаю, как это сделать. Это невозможно. Это возможно, только если центр этого захочет и будет специально разваливать и превращать Россию в конфедерацию…

Поэтому, я думаю, что договора и договорный процесс как раз это то, что реально сегодня стабилизирует ситуацию. Это то, что создает федеративные отношения в соответствии с интересами. Да, может быть, есть там недостатки, шероховатости, но в конце концов без этого не бывает переходного периода. Но сегодня ставить вопрос о денонсации договоров, об отказе от этого, знаете, это лучший путь к развалу России. Раз есть договора, раз они работающие, раз они создают согласие и единство, так и укрепляйте эти договора, совершенствуйте дальше. И на этой базе можно получить нормальное правовое пространство, которое укрепит эту целостность. Целостность угрозами не укрепляют».

К таким выступлениям из республик, Татарстана в частности, полезно прислушиваться в федеральном центре. Если прислушаться, то поймешь, что, во-первых, этнический элемент российского федерализма — историческая неизбежность и одним росчерком пера его не устранишь, пытаться это сделать силой — еще хуже; во-вторых, если не пытаться бороться с этническим федерализмом, не заострять на нем внимания, а воспринимать как данность, то и самими республиками он будет ощущаться иначе. Вместо этнических особенностей республики будут все больше сосредотачивать внимание на политико-хозяйственной самостоятельности до того объема, который позволил бы им успешно конкурировать, если хотите, соревноваться в этом мире, государственно-территориально находясь в России. Это значит, что властные структуры готовы нести ответственность за состояние дел в республиках, это значит, что народы почувствовали интерес к историческому процессу и силы, чтобы творить историю. Такие инициативы не осуждать нужно, а приветствовать и поддерживать.
На секции «Государственно-правовые проблемы развития федеративных отношений» выступил Ягудин. Передам его выступление в сокращенном варианте.

«Нет сомнений, что и федеральные власти, и субъекты Федерации выступают за развитие и укрепление российского федерализма, укрепление государственности. У этой проблемы две стороны: укрепление как российского федеративного государства, так и укрепление, и обеспечение статуса субъекта Федерации, в частности, конституционного статуса республики. Во втором направлении как раз масса проблем и нарушений и прежде всего со стороны федерального центра, о чем, однако, никто широко не говорит. Почему бы не поставить вопрос о взаимном приведении в соответствие друг с другом: Конституции и законов как Российской Федерации, как федеральной власти, так и субъектов? Под этим же есть конституционная основа. Статья 66 часть 1 Конституции РФ так и говорит, что статус республики определяется Конституцией Российской Федерации и Конституцией республики…

Если же говорить о наличии государственного суверенитета республик, то научно это уже давно доказано. Поскольку явление социальное, политико-правовое является и признается государством, то за ним, как тень, следует и суверенитет. Другое дело, до сих пор мы не можем понять, что есть уровни, разновидности, модификации суверенитетов, что следует различать как государства, отдельно существующие, так а государства в составе других государств. И в связи с этим есть суверенитет отдельно существующего государства, Канады, Германии, России, но есть и суверенитет государств в составе других, у них другой уровень, это другие модификации суверенитетов. И нельзя относиться к суверенитету как к какому-то железобетонному неразделимому понятию…

К сожалению, я должен сказать, что российский федерализм не отличается гибкостью. Хотелось бы, чтобы наши ученые, депутаты, представители государственных структур более основательно подходили к проблеме федерализма в России и не видели только того, что надо выстраивать федерализм из центра. Настоящий, подлинный федерализм — это взаимосвязанное, взаимонаправленное как из центра, так и с мест…

Российский федерализм отличается непоследовательностью. Стратегические направления развития статуса республик — это демократическое решение данного вопроса опять-таки в рамках дальнейшей демократизации и Федерации в целом. Никто не собирается выходить из состава Российской Федерации, речь идет о другом, о демократизации, о внесении элементов справедливости в решение данных вопросов…

Договорность и конституционность — это две взаимосвязанные стороны одной медали, это краеугольные камни российского федерализма, опираясь на которые, мы можем выстроить хорошую, неповторимую, уникальную федерацию в мире, которая и будет функционировать на соответствующем уровне».

Как видим, в выступлении второго представителя Татарстана также затрагиваются, и совершенно справедливо, важные аспекты формирующегося в России федерализма: суверенитет субъектов Федерации, сочетание конституционности и договорности, взаимный процесс привидения в соответствие законодательства и т.д. Читая выступление, опять же приходишь к выводу, что люди хотят жить вместе, жить в мире, не нарушая никакого пространства, но быть хозяевами у себя дома. Этому и должен служить федерализм.

Встречаясь с людьми из Татарстана в 1998 году, открываешь для себя, что они стали немного другими, чем, скажем, в 1992 году. Эти же самые люди, но уже другие. В чем именно? В том, что они спокойно воспринимают многие общероссийские процессы и явления, на которые еще несколько лет тому назад реагировали эмоционально. В том, что они подчеркнуто не отделяют себя от понятия «Россия». В том, что они глубже осознали возможность влияния на мировые процессы через общероссийскую трибуну, а не в одиночку. Таким переменам, безусловно, способствовали договорные отношения между властными структурами, факт обретения Татарстаном самостоятельных полномочий по большому кругу вопросов государственной жизни. Но, с другой стороны, вся Россия, ее политики, законодатели, ученые за пять-шесть лет многому научились в области федерализма, в вопросах о том, как строить федеративные отношения. Процесс был встречный и результаты положительные.


(Отрывок из книги «Личность в истории»)


Заберите себе:

в Twitter в Facebook ВКонтакт В Google Buzz в ЖЖ В Мой Мир в Я.ру

Читайте также:

You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

Прокомментируйте

C правилами комментирования соглашаюсь.