*

Новые туннели реальности ( Продолжение)

Дамир ИСХАКОВ

(Продолжение. Начало в №№43, 44, 45.)

Вопрос о татарах как таковых

Для дальнейших рассуждениях о татарах происходящее сегодня является неплохим фоном. К тому же, кажется, мой прогноз относительно роли г-на Миронова и Ко в татарстанских делах начал уже реализовываться – вопреки радужным прогнозам иных местных политиков договор между органами госвласти РТ и федерального центра, даже в совершенно «высушенном» виде, оказался подвешенным в политико-административных дебрях Москвы. Такое обращение федералов с татарами говорит о многом, разумеется, для посвященных.

Похоже, что современная наша элита недостаточно знает собственную историю. В частности, ей полезно было бы вспомнить, что накануне взятия Казани в 1552 г. в Московском государстве скопилось несколько сот казанских князей и мурз, вынужденных бежать туда. Известно, что они затем вместе с отрядами татар из Касимовского ханства участвовали на стороне завоевателя в штурме Казани. Сей исторический опыт показывает, что в случаях, когда за пределами того или иного средневекового татарского государства оказывалась критическая масса эмигрантов, она в чужих руках становилась политически значимой силой. извлечь бы урок из истории, ан нет – с недавнего времени на просторах России – от Москвы до Тихого океана – опять начали сосредотачиваться отъехавшие по разным причинам из Казани служилые татары. Масса их имеет явную тенденцию к увеличению. Говорят даже, что уже наблюдались случаи, когда в аэропортах сталкивались две группы Казанцев – прежние и нынешние, довольно бурно выясняющие между собой отношения…

Одним словом, исторические параллели явно напрашиваются.

В результате уже и в самой Казани, как в былые времена, служилые татары на всякий случай начали верноподданнически преклонять колени перед светлым образом федеральных властей. Показательно, что среди преклоненных фигурируют не только чиновники разных мастей, но и «эксперты», «политологи» и иная пишущая братия. По наблюдениям, и не только моим, чиновничьи верхи в Казани давно уже пребывают в некоторой фрустрации, все более лишаясь остатков политической воли. Не отсюда ли распространение среди них любви к алкогольному опьянению?

Это состояние имеет свойство передаваться и более широкому окружению, в конечном счете транслируясь и на все татарское сообщество. Случайно ли, что казанско-татарские массы сейчас непрерывно потребляют такой сильный наркотик, как бесконечные поп-музыкальные концерты, конкурсы и т.п.?
Потому-то тему, которую я начал, целесообразно продолжить, тем более что она еще не доведена до логического завершения. Правда, тут есть опасность оказаться в состоянии «поющего о том, что видится». Так как такая угроза вполне осознается мною, надеюсь ее избежать.

Очень часто в последнее время раздают всякие награды, о чем и на страницах газет пишут, и по телевидению вещают. По большей части награжденными немалыми грантами, именными стипендиями оказываются студенты, аспиранты, молодые кандидаты наук, выигравшие тот или иной конкурс. Дело благое, пусть выигрывают.

Но странно то, что среди награжденных маститых ученых-гуманитариев вы практически не найдете. Может быть, они не выдают на-гора свои труды? Вроде бы работают, например, ученые среднего поколения написали целый ряд фундаментальных трудов по истории татар, по литературе, этнологии и т.д. Самое интересное, что именно вот эти исследователи среднего возраста, которые на своих плечах держат сейчас всю республиканскую гуманитарную науку, зачастую остаются без наград и титулов. Про титулы говорю потому, что в АН РТ среди гуманитариев сидят одни почтенные старцы, научные концепции иных из которых при написании исторических трудов современного уровня не пригодились. Более того, сейчас эти академические круги, продолжающие получать свой немалый академический пенсион, вовсю заняты тем, чтобы не пропустить в свои ряды делающих реальную науку ученых среднего возраста.

Нонсенс, правда? Ясно же, что фундаментальная гуманитарная наука не может делаться ни слишком молодыми (известная шутка о том, что «ученые в первой половине своей жизни собирают книги, в во второй – пишут», относится именно к гуманитариям), ни слишком старыми исследователями. У нас же складывается странная ситуация, когда работают одни, а вознаграждаются совсем другие. И я думаю, господа, что неумение отделять стоящее от не заслуживающего внимания – это одна из крайне отрицательных татарских черт. О причинах ее закрепления стоило бы подумать, а сейчас еще несколько характерных примеров.

Когда я включаю наше телевидение (канал «ТНВ» и др.), то часто вижу попытки вести там аналитические передачи. Но вот что меня поражает: вместо настоящих экспертов, которым есть что сказать (их не так много и они все известны по публикациям), на экране появляются почтенные аксакалы, начинающие пережевывать на татарском языке давно обсужденные уже в печати проблемы. Иногда даже создается впечатление, что в отведенное время им просто нечего бывает сказать. Смотрю я на все это и думаю, что наверняка у таких передач есть своя цель. Какая же, спросит меня читатель. А вот какая – на их и не только их блеклом фоне даже Аминов с Толчинским могут показаться высоколобыми интеллектуалами. А то ведь иной присмотрится к «аналитике» последних и обнаружит без труда, что она удивительным образом созвучна дл мельчайших деталей тому, что пишет официозная газета «Республика Татарстан», никогда не выходящая за рамки дозволенного даже тогда, когда точно не известно, что дозволено.

Как тут не вспомнить одного богатого татарина из низовий Волги, вот уже который год стремящегося «собственноручно» написать «иную» историю татар, для этого предусмотрительно наняв, правда, некоторых историков-профессионалов из Казани, готовящих, как говорят, для новоявленного «историка» материал, добываемый аж из китайско-тайваньских дебрей. Я-то понимаю, что усилия эти тщетны, ибо мне пришлось присутствовать на защите кандидатской диссертации отмеченного выше историка-любителя. Было бы много лучше, если бы он из своих миллионов выделил гранты настоящим историкам, чтобы они могли писать историю татар, не думая о хлебе насущном.

Но нет, этот бизнесмен непременно сам хочет стать большим историком. Так же, впрочем, как и наши телеинформационные босы, желающие во что бы то ни стало прослыть божественными аналитиками. Я понимаю, что нувориши и разного уровня начальники имеют полное право удовлетворять тем или иным способом свое тщеславие и нереализованные юношеские мечты. Плохо только, что последствия таких экспериментов будут пожинать не столько они сами, сколько наше многострадальное общество.
Большое не всегда бывает видно с близкого расстояния, и через некоторое время шелуха будет отброшена, а история расставит всех в том порядке, где кому положено быть. Но все же с сожалением приходится признать, что общество, занятое рассматриванием пустых мест, упускает из виду весьма важные для него содержательные вещи. От этого вряд ли носители подлинных знаний и мудрости сколько-нибудь пострадают, разве что станут более холодными аналитиками. А вот само общество может потерять очень много. Впрочем, с течением времени я все с большим пессимизмом смотрю на татарское сообщество, со всех сторон облепленное прохиндеями и иже с ними. Случайно ли такое положение? Не вызвано ли оно низким нравственным уровнем большинства самих наших сородичей? Не кажется ли вам, дорогие читатели, что процветающая серость и лишенные духовности массы подпитывают друг друга, являясь на самом деле оборотными сторонами одной и той же медали?

В плане обдумывания ответа на поставленные вопросы хотелось бы остановиться еще на одном показательном примере, на этот раз имеющем отношение к имамам, точнее, к сложившемуся недавно их слою, который правильно будет именовать имамами-аппаратчиками. Именно представителя последних, вместо того чтобы заниматься не покладая рук улучшением нравственности, духовным поиском, стали претендовать быть для татар, по образцам, показанным выше, великими кормчими. Так, недавно один из этих аппаратчиков Валиулла Якуб, бывший некогда, кажется, секретарем комсомольской организации в одном из вузов Казани, а ныне являющийся первым заместителем председателя ДУМ РТ, в своей книге «К пророческому исламу» (2006 г.) заявил: «В РФ… то направление ислама, которое обретет наибольшее влияние на корпус имамов… и будет наиболее влиятельным и в обществе». Чтобы окончательно подкрепить свой тезис, он счел необходимым высказаться так: «Уровень влиятельности в значительной мере увязан с сегментом присутствия в среде официального мечетного духовенства».

Чувствуете, куда имам-аппаратчик гнет? Он полагает, что влияние ислама на общество напрямую связано с официальным духовенством, забывая предусмотрительно, что в мечеть ходят от силы 3 – 5% мусульман, тогда как 4/5 татар, считающих себя также мусульманами, обходятся без «официальных» имамов. А мы очень часто можем наблюдать, как аппаратчики из ДУМ РТ по тем или иным вопросам берут на себя смелость говорить от имени всей уммы, хотя на самом деле их избрали представители вот этих 3 – 5% мусульман. Затем нашим аппаратчикам надо бы помнить, что нет никакой гарантии, что официозное духовенство, постоянно подпевающее государственным структурам, сможет вообще стать сколько-нибудь влиятельной силой в обществе. Все дело в том, что даже начинающие политологи вроде В. Якуба должны были бы знать, что общество и государство – это далеко не одно и то же, и что только в авторитарных и тоталитарных государствах общество бывает поглощено государством. Кстати, есть хороший пример того, что бывает с религиозными организациями, которые оказываются в прямом услужении у государства. В Турции, например, из-за того, что имамы фактически со времен Ататюрка являются госслужащими (это предел мечтаний наших имамов-аппаратчиков), возьмем оппозиционные им мусульманские неофициальные течения, некоторые из которых стали гораздо более влиятельными, чем официальные мечетные структуры.

Поэтому будь наши имамы, особенно имамы-аппаратчики, трижды официальными (чего в настоящем исламе вообще-то быть не может), это еще не дает им никакой возможности претендовать стать для остальных верующих великими кормчими. Хотя бы потому, что в исламе любой истинно верующий может напрямую, без всяких посредников, особенно в виде «официальных» имамов, обращаться к Аллаху. Да и имамы, согласно исламу, есть никто иной, как выборные из числа уммы из-за своих знаний и духовных качеств. Поэтому по мере укрепления у наших сородичей духовных начал, роста у них мусульманского самосознания, вечные синекуры в виде должностей имамов или имамов-аппаратчиков окажутся, надо полагать, под большим вопросом. Если, конечно, эти структуры в своих интересах не будут поддерживаться госорганами. Но тогда наверняка будет то, что произошло в Турции…

Именно тогда среди мусульман и появятся подлинные авторитеты, но духовные, возникшие благодаря своим знаниям и духовно-нравственным качествам, а не назначенные, как сегодня, сверху, хотя и с соблюдением видимости демократии (уж какая демократия, когда от выборов оттесняется 95% мусульман).


Заберите себе:

в Twitter в Facebook ВКонтакт В Google Buzz в ЖЖ В Мой Мир в Я.ру

Читайте также:

You can skip to the end and leave a response. Pinging is currently not allowed.

Один комментарий на статью “Новые туннели реальности ( Продолжение)”

  1. ilyas xan astraxanski |

    Особенно комично это выглядит, если вспомнить, что на заре своей мусульманской карьеры Валиулла-хазрат Якуб (Тогда, впрочем, ещё Венер Якупов) провозглашал своей целью истребление татарских мулл как класса.

Прокомментируйте

C правилами комментирования соглашаюсь.