*

Роботы в музее Горького

И что только ни происходит в нашем музее Горького, здесь уже давно перестали чему-либо удивляться! Вот и недавно открылась здесь выставка «История инопланетянки».

Лада Аюдаг представила на ней свои картины на космическую тему. Да и сама художница изобразила себя в образе инопланетянки из созвездия Белой Медведицы. Буйство фантазии художницы не знает границ. Здесь и ультрамариновые люди, несуществующие диковинные животные, невообразимые пейзажи далеких планет. Кроме того, любой из посетителей при желании мог увидеть себя в несколько необычном ракурсе, увидеть себя инопланетянином, это делалось с помощью фотошопа. Компьютер преображал человеческое лицо в нечто иномирное, яйцеголовое, красно-синее.

Но и это еще не все, вечер в музее Горького был богат на события: в подвале «Бродячей собаки» почти в полутьме читал стихи очередной московский гость. На этот раз поэт, журналист, писатель, ведущий популярной телепередачи о путешествиях Глеб Шульпяков.

Что за стихи? Они не были ни странными, ни авангардистскими, скорее наоборот, вполне знакомого классического стиля, впрочем, чувствовалось мастерство в работе автора со словом, но это все напоминало скорее компьютерную игру, а не творчество по воле вдохновения. Божественной искры, дыхания свыше не чувствовалось. Это же подтвердила и вторая встреча с автором на следующий день в «Книжном дворе», где он презентовал недавно вышедший роман «Цунами». Этот роман мало чем отличается от тысячи подобных ему современных романов, ничего сверхоригинального, поиски себя в мире воображаемом и реальном, банальные отношения любви-нелюбви. И тоже в стиле повествования чувствуется та же автоматичность, то же безбожественное, скорее игровое начало. Мне больше нравятся журналистские очерки Глеба, его заметки как путешественника. Но я не хочу и упрекать автора в отсутствии вдохновения, той самой «искры божьей», ведь он дитя своего времени, и сам говорит, что «мой читатель — человек моего поколения, рожденный в 70-е годы». Это те, про которых и Минаев писал, и Пелевин, то как бы утраченное поколение изобретателей, экспериментаторов, а к ним примыкают и современные «киборги», «люди-роботы», их мир скорее не реальный, а компьютерный, игровой. Но что ж этому удивляться? Был век золотой, был серебряный, сейчас время роботов, киборгов, время машинного интеллекта, соответственно, и литература, и искусство носят на себе печать этой роботизации. Роботы медленно уничтожают ценности других поколений, хотя не исключено, что и роботы когда–нибудь, устав от механичности своей жизни, от игры, снова захотят чего-то настоящего, подлинного, отмеченного чем-то высшим, как знать?

Елена ЧЕРНЯЕВА.


Заберите себе:

в Twitter в Facebook ВКонтакт В Google Buzz в ЖЖ В Мой Мир в Я.ру

Читайте также:

Прокомментируйте

C правилами комментирования соглашаюсь.