*

Осеннее обострение

Возвращение Шаймиева живым и здоровым в республику в воскресенье 28 сентября ставит точку в короткой эпопее со слухами о его то ли мнимой смерти, то ли тяжелой болезни. Согласно народной примете, если «мертвый» ожил, значит, еще долго будет жить. Но поставлена ли здесь точка, извините за тавтологию, с точки зрения того, какая цель преследуется такого рода слухами, психически здоровы ли те, кто занимается их распространением, и, вообще, все ли должно быть дозволено в эпоху торжества безраздельной свободы слова в нашей стране.

Кризис жанра

Что касается первого вопроса, то обращает на себя внимание такой факт, что вот уже много лет в самые напряженные или ответственные моменты отношений Казани и Москвы, которые благодаря тому, что обе стороны старательно пытаются их скрывать, часто незаметны для публики, начинают распространяться различного рода слухи и дезинформация. Так, за последние полтора года политические слухи, запускаемые через средства массовой информации, двигались от отставки Шаймиева в начале марта прошлого года через отмену президентства в Татарстане уже летом этого года к его мнимой смерти в начале осени. Тут могут преследоваться разные цели: от проверки реакции общественного мнения и привыканию его к некому факту до попыток дестабилизации. Действительно, по моим наблюдениям, эти слухи вводили, например, местную элиту на какое-то время в ступор или вовлекали ее в процесс политического гадания, но пока к дестабилизирующей ситуации в республике они не приводили.

Последний же слух о смерти Шаймиева только поразил многих своим откровенным цинизмом и полной безответственностью. По этой причине он превратился не столько в проверку реакции общественного мнения в республике, сколько в саморазоблачение тех, кто занимается распространением подобного рода слухов. Здесь наиболее наглядно проявился кризис многолетнего политического жанра «Как свалить Шаймиева?». В этом жанре задействованы как те, кому не удалось в полной мере удовлетворить свои политические амбиции, так и те, кто считает, что не будет Шаймиева во главе Татарстана, исчезнет необходимость в федерализме и разумной национальной политике в России. Шаймиев принадлежит к тому числу политиков, сила влияния которых на людей основана, в первую очередь, не на занимаемой должности, а на огромном авторитете. Поэтому вполне понятно, что оппоненты Шаймиева пытались поставить под сомнение его авторитет, проводимую им политику и ее результаты. В информационной сфере это проявилось, в том числе, в появлении книг и статей известных критиков татарстанского президента. До какого-то времени они пытались обосновать свою позицию какими-то рациональными доводами и аргументами. Но в последние годы все сошло к личной пропагандистской войне этих критиков против Шаймиева. Главной целью стало не объективно разобраться в проводимой им политике, а как можно сильнее задеть его.

И тем не менее это было все еще в неких рамках, пусть жестких, но правил игры под названием «информационно-политическая борьба». А рамки этих правил определены тем, что они не должны превращаться в игру чужими жизнями. Именно эти неписаные правила и нарушил небезызвестный или как его чаще называют в прессе «скандально известный» Ирек Муртазин, став автором вышеуказанного слуха о «смерти» Шаймиева. В этом слухе полностью обозначился кризис жанра «Как свалить Шаймиева?», ибо разумных и не очень разумных аргументов здесь уже не осталось. А остались лишь больная фантазия и призрачные надежды. «Звезда Поволжья» очень точно определила эту ситуацию в двух прошлых номерах как «истерию». Только как говорят в таких случаях, все еще может статься так, что Шаймиев простудится на похоронах тех, кто спешит сегодня его политически и физически похоронить.

Патологии «сливного бочка»

В своих статьях «Истерия» и «Истерия-2» Рашит Ахметов дал свою достаточно интересную оценку происшедшему казусу с «мнимой» смертью Шаймиева, в том числе попытался выяснить, что стало причиной появления этой дезинформации. Скажу, что у меня эта «деза» вызвала недоверие с самого начала, как только СМИ указали его источником «некий сайт в Интернете». Вот тут уже не было никакого сомнения, чей это был сайт и кто является автором этой циничной дезинформации. Последующие сообщения СМИ только подтвердили эту догадку. Дело в том, что с некоторых пор за Муртазиным закрепилась слава «сливного бочка». Так на профессиональном сленге пиарщиков и пропагандистов называют тех, кого используют в качестве слива дезинформации, слухов и других информационных нечистот. Это неудивительно, ибо атрибуты сортира активно используются в современной политической лексике. Правда, «сливной бочок» является не совсем точным определением используемого предмета в данном случае, но, видать, название ему давал культурный пиарщик.

Интересно, что Муртазин и сам не скрывает этой своей роли, по всему видимому, гордясь новым статусом. Он указал на это в своей статье в бердниковской газете, которую распространяли еще на первом заседании «Казанской трибуны». В частности в ней упоминалась некая видеокассета, которую подбросила ему в почтовый ящик одна очень уважаемая организация. Правда это или Муртазин по своей привычке прихвастнул, судить не берусь, но в данном случае для нас важно, что факт «слива» ему информации он признал публично. Собственно, местная политическая публика и так об этом знала без признания самого Муртазина.

Но публика осталась в догадках, зачем Муртазину понадобилось действовать так цинично, распространяя дезинформацию о смерти Шаймиева. Из-за ненависти к нему? Однако он сам признался Рашиту Ахметову, что «любит Шаймиева». Получается, «люблю Шаймиева, но странною любовью». Некоторые мои коллеги по республиканскому парламенту давали другое вполне прозаическое объяснение: «У Муртазина деньги кончились!». Мне бы пришлось бы, наверное, согласиться с каким-то одним из этих объяснений или со всеми сразу. Но в конечном счете все-таки более убедительное объяснение подобного рода фактам дало, с моей точки зрения, родное телевидение. Как раз вечером того же дня, когда появилась муртазинская фантазия о смерти горячо любимого им президента, на канале НТВ в программе «Чрезвычайное происшествие. Расследование» прошла передача под названием «Осеннее обострение». Речь в ней шла о том, что осень может провоцировать некоторых людей на неадекватные поступки. Каких людей, понятно. В этой связи тоже возникает вопрос: а не связано ли обнародование Муртазиным информации о смерти президента Татарстана с осенним обострением и у него. В данном случае я ничего не утверждаю, а только задаюсь вопросами. Причем вполне серьезно.

Просто по роду своей деятельности приходиться анализировать как разнообразную политическую информацию, разбираться в ее сути и истоках, так и поведение политически активных деятелей. Не составляет исключения и та информация, которую время от времени выдает Муртазин. Как-никак все-таки эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований. Так вот, по моим наблюдениям, распространяемые им информация и заявления в последнее время свидетельствуют о том, что он страдает неадекватным восприятием окружающего его мира, навязчивыми идеями и манией величия. Посудите сами. Как сам Муртазин объяснял причину появления своей июньской информации о том, что Госсовет РТ будет досрочно распущен? Мол, тем, что его последнее заседание приходится на 10 июля и это является свидетельством его самороспуска. Это не хочется даже комментировать, ибо полный бред. Или взять его объяснение о появлении информации о той же смерти президента. Мол, в Альметьевске менеджмент Татнефти стал распродавать свои акции. Как будто в условиях кризиса на фондовом рынке нет других причин распродавать акции своей кампании.

По поводу его навязчивых идей замечу, что все поведение Муртазина после отставки в отношении своего бывшего шефа напоминает поведение брошенной истеричной жены. Вначале она еще ходит с навязчивой идеей, что муж одумается и вернется, а когда надежда пропадает, то вместо этого приходит навязчивая идея об отмщении мужу. Так и Муртазин. В первое время после своей отставки он продолжал называть Шаймиева великим государственным деятелем, надеясь на возвращение в его команду. А когда эта надежда улетучилась, он начал остервенелую пропагандистскую войну против него. Муртазину бы успокоиться после отставки и начать новую нормальную жизнь. Там пойти работать в школу военруком как бывший офицер или книжки писать по фантастике. Как мы могли убедиться по распространяемым им сообщениям в последнее время, мировая литература потеряла великого фантаста. Однако всю свою энергию и пыл он отдал своей навязчивой идее доказать бывшему шефу, какого ценного работника тот лишился, заодно всячески его унижая. В своей книге «Последний президент Татарстана» Муртазин пишет, что «планка моих ожиданий оказалась завышенной. Шаймиев представлялся мне солнцем, а оказался всего лишь фонариком». Шаймиев в качестве ответа также мог сказать ему, что когда брал его к себе, думал, что тот орел татарстанской журналистики. А он оказался всего лишь мотыльком, обжегшим свои крылья от яркого света солнца, под началом которого пришлось поработать несколько лет. В это же время через все его книги и статьи проходит другая навязчивая идея о том, что во всем, что есть плохого в этом мире, «виноват Шаймиев». Прямо как в бессмертной фразе Ельцина: «Во всем виноват Чубайс!».

Что касается мании величия, то Муртазин на всех углах кричит, что хоть сегодня готов стать мэром Казани. Да что там мэр, бери выше – президент славного Татарстана. На что один из участников «Казанской трибуны» очень точно заметил, что в таком случае Муртазин стал бы похлеще Саакашвили. По-моему, очень точное сравнение. Так что аппарат президента и мэрии могут начать уже сейчас закупать крупными партиями галстуки, чтобы если он вдруг и впрямь приведет свою угрозу в исполнение, не приведи, конечно, Господь, станет мэром Казани или президентом Татарстана, он их жевал, не пережевал. Думаю, что у него поводов жевать галстуков будет поболее, чем у Саакашвили. Галстуки не жалко, нас будет жалко. Я повторюсь, что не ерничаю, а вполне серьезно. Ведь всерьез у нас некоторые пытаются внимать его словам. Вот и прокуратура обратила на него внимание. А, по-моему, прокуратура с этим делом уже опоздала. К нашему эксперту, как сказал недавно Путин, надо докторов посылать.

Марат ХАЙРУЛЛИН, директор Фонда политических исследований и технологий, депутат ГС РТ.

(Продолжение следует.)


Заберите себе:

в Twitter в Facebook ВКонтакт В Google Buzz в ЖЖ В Мой Мир в Я.ру

Читайте также:

Комментариев 3 на статью “Осеннее обострение”

  1. Равиль |

    Да помилуйте, судари мои, сколько ж можно! Все уже давно забыли про этого Муртазина, а «Звезда Поволжья» все никак отдышаться не может. Видно, сильно перепугались: а вдруг, мол, правда, а вдруг кормилец-благодетель и впрямь — тово?

  2. Редакция |

    Равиль, это номер за 2-8 октября. по отставанию все вопросы — к Ахметову, мы вешаем практически день в день, когда получаем материалы.

  3. Равиль |

    Виноват, не поглядел. Увы мне!

Прокомментируйте

C правилами комментирования соглашаюсь.