*

«Зятья Гэргэри»

Театр им. Камала открыл свой новый 104-й сезон. Открыл «Голубой шалью» К. Тинчурина и С. Сайдашева — это исторический бренд театра, спектакль, характеризующий связь татарских времен. Но зрители с нетерпением ждут своеобразного нового театрального манифеста Фарита Бикчантаева — спектакль «Кукольная свадьба» по мотивам знаменитого «Апокалипсисиса через 200 лет» Гаяза Исхаки, в котором он пытался в начале прошлого века дать ответ: сохранится ли татарский народ? Спектакль обработали Мансур Гилязов и Ризван Хамид, адаптировали его к современности. Фарит Бикчантаев говорит, что создавал его как спектакль, задающий вопросы, как спектакль-провокацию. То есть по степени смелости ему не должно быть равных на татарской сцене. Возможно, до этого мы видели «предБикчантаева», и он хочет выйти на совершенно новый глубокий мистический уровень.
Фарит Бикчантаев считает Гаяза Исхаки не просто писателем — провидцем, пророком. То есть это, скорее всего, даже не обычная театральная постановка, а театрософия. Премьера спектакля намечена на 8, 10, 11 ноября. Кстати, 7 ноября театр отмечает 75-летие Марселя Салимжанова.

Дата премьеры символична, она свидетельствует, что Бикчантаев перенял огонь сердца Салимжанова и пошел дальше, развивая мистический импульс великого татарского режиссера, сумевшего в советские годы жизни татарского общества, когда мысль нации безжалостно душилась и шла тотальная борьба с «буржуазным национализмом», создать один из лучших театров СССР.
Новый спектакль Бикчантаева, естественно, станет художественным анализом пути, который прошел татарский народ за последние 100 лет. То есть половина срока, отпущенного Гаязом Исхаки, уже прошла. Растворится ли татарский народ в истории? Как оценить эти 100 лет — как успешные или неуспешные для татарского народа? Бикчантаев согласен с Гаязом Исхаки, что не внешние силы могут погубить нацию, она может погибнуть «изнутри». Есть ли в народе духовные силы, чтобы начался необратимый татарский ренессанс? Или татарский народ сломлен, и остались лишь еще последние 100 лет, когда он уйдет в историю, в прошлое?
Вторым спектаклем нового сезона стал «Зятья Гэргэри» Туфана Миннуллина, анонсированный как «этнографическая комедия из жизни крещеных татар». Это музыкальная комедия с живой музыкой. Там звучат прекрасные песни. Мне кажется, что их нужно петь не куплетами, а увеличить минут на 15 общее звучание песен, они очень украшают спектакль, и художнику нужно все-таки изменить декорации, слишком они уныло «советские», обедняют спектакль, диссонируют с озорной пьесой. Спектакль поставил Марсель Салимжанов, и он с успехом идет уже много лет. Считается, что это один из самых популярных спектаклей театра.

Фарит Бикчантаев решился на смелый эксперимент. Из 10 персонажей он 5 ролей передал молодым актерам. И сразу спектакль ожил, заиграл новыми красками. Молодые оттеснили на второй план маститых мастеров. Талант молодых настолько свеж, искрометен, настолько они горят желанием сверкнуть своим талантом, удивить зрителя, запомниться. Возникла атмосфера своеобразного совмещения нового со старым, даже столкновения. Спектакль с интересом смотрится и как разворачивающаяся на наших глазах диалектическая смена поколений татарских театральных актеров. Новое азартно «вытесняет» старое.
И это даже удивительно, почему «старые», опытные, талантливые актеры так быстро сдают позиции. Мне кажется, опыт должен порождать исключительную точность в образе роли, напряженный драматизм, «старики» должны переигрывать молодых. А «старики» уже скользят по наезженной колее, им все понятно, известно, знакомо, им неинтересно, они словно «спят» на сцене. Они не в поиске, и это очень жаль, потому что актеры все матерые и в театре нет понятие старости, молодости, есть понятие талантливой игры, полной отдачи или заштампованности. Мне кажется, задачей режиссера должна стать именно попытка «разбудить» старое поколение актеров, заставить их вновь почувствовать азарт и жажду творчества, не почивать на лаврах. Зрителю все равно, народный ты или трижды лауреат, ему важна игра.

Туфан Миннуллин, с которым вместе смотрели спектакль, так охарактеризовал происходящее на сцене: «Молодые играют, а старики дурака валяют». Достаточно точно и емко. И добавил: «Я жене все время говорю, уходи от бесконечного повторения, играй роль глубже, она не слушает, мы даже ссоримся». Его супруга Нажиба Ихсани играет роль свахи Эудэки слишком прямо комедийно, как в американских комедиях низкой категории, а ведь это должна быть многоопытная «татарская Ханума», которая интуитивно схватывает, полюбят ли люди друг друга или нет. Самого Гэргэри играет Наиль Дунаев. Интересно, а если он сам в жизни так же выдавал бы свою дочь замуж, он как бы выбирал женихов?
Мне кажется высшая комедия — это жизнь, она и трагична, и комедийна одновременно. И Гэргэри, и Фамусов занимаются тем же самым, ищут мужа для дочери, хотят, чтобы она была счастлива. И что такое хороший муж, хороший выбор — это большая проблема времени. Пьеса, конечно, очень оторвана от современных реалий. Сравните ее мысленно с «Ружьем». «Зятья Гэргэри» скорее напоминают «Кубанских казаков» беспроблемностью, несколько искусственной, намеренной. В то же время пьеса очень добрая, пронизана татарской мягкостью, «миннуллинской» лиричностью, и особенно эту лирику подчеркивают песни.

Молодые играют отлично. Уринэ (Резеда Шафикова) — действительно красавица с точеными ногами на высоких каблуках и пробивной энергией татарских девушек-«амазонок», как-то необычным образом соединяя понятия чести, чистоты и сексапильности. Вообще женщины в татарском театре часто переигрывают мужчин. Они не просто хранительницы очага, они хранительницы нации. Мужчины «воюют», а татарские женщины концентрируют культурные традиции, позитивная энергия у них очень сильная. Анук (Гузель Минакова) тоже очень подвижна, пластична, но она несколько схематизировала свою героиню, словно показывая свои возможности, иронизируя над ней, и получилось несколько приземленно, хотя девушка явно из разряда крупных драматических актрис. Она с трудом втискивается в свою эпизодическую роль. Жаграп (Искандер Хайруллин) своей игрой вызвал громоподобный шквал аплодисментов зала. Он стал центральным персонажем спектакля, используя даже «балетную» импровизацию. Иногда он этим злоупотребляет, невольно вызывая ассоциации с Бубой Касторским. Кстати, его «одесская песня» выпадает из спектакля, из общего фона этничности. Это не контраст, это просто инородное тело. Жаграп подан иногда гипергротесково, даже по цирковому, это детская болезнь театра. Интересен и Васька-Бегемот. Он раскрывается, когда поет очень задушевно. Микуш — парень, которого полюбила Уринэ, показался мне несколько неубедительным.

Здесь в этой комедии «Чацкий», «ботаник» как бы победил. Но его победа не выглядит убедительной. Иногда он напоминает деревенского чудака. Это скорее чудо, не объективное событие. Хотя это должна быть именно победа любви над расчетом. Но своим смелым экспериментом Фарит Бикчантаев вновь порадовал нас, зрителей. Ждем «Кукольную свадьбу».

Рашит АХМЕТОВ.


Заберите себе:

в Twitter в Facebook ВКонтакт В Google Buzz в ЖЖ В Мой Мир в Я.ру

Читайте также:

Прокомментируйте

C правилами комментирования соглашаюсь.